Avatar
sashanep

Как Байден обеспечил провал своей поездки на Ближний Восток
Специально для "Еврейского мира", перевод статьи Кэролайн Глик о том, почему в отличие от успешной ближневосточной стратегии Нетаниягу, ближневосточная политика Байдена неизменно проваливается...

...в полной противоположности подходу Байдена, утверждающего, что его политика запугивания и демонизации союзников США при умиротворении Ирана является путем к миру, Нетаниягу объяснил, что основой арабо-израильского мира является сила Израиля и готовность Израиля сделать все необходимое, чтобы заблокировать продвижение Ирана к ядерному арсеналу...

читать полностью:


Кэролайн Глик

Пока прогрессивистская база Демократической партии продолжает определять внешнюю политику Байдена, эта политика и дальше будет терпеть неудачи в ущерб региональной безопасности и стабильности.

В преддверии своей поездки в Израиль и Саудовскую Аравию президент США Джо Байдена опубликовал статью в The Washington Post, поместив нынешний визит в контекст своей общей ближневосточной политики.

Несколько дней спустя лидер израильской оппозиции, бывший премьер-министр Биньямин Нетаниягу сделал краткое заявление о предстоящем визите Байдена, коснувшееся заявлений, сделанных Байденом в статье. Взятые вместе, два этих сообщения хорошо объясняют, почему визит Байдена потерпел неудачу еще до того, как начался, и как выглядит по-настоящему успешная политика.

Статья Байдена «Почему я еду в Саудовскую Аравию» стала политическим обращением к прогрессивистской базе его партии. Цель была двойной. Во-первых, обращение стало своего рода извинением перед прогрессивистами, враждебно настроенными как к Саудовской Аравии, так и к Израилю. Во-вторых, Байден заверил прогрессивистов в том, что не намерен менять курс. Его нынешняя ближневосточная политика останется без изменений и в будущем.

Эта политика основана на трёх принципах:

— враждебность по отношению к Саудовской Аравии и особенно к наследному принцу Мухаммеду бин Салману;

— финансовое, ядерное и стратегическое умиротворение Ирана;

— и поддержка палестинских арабов за счет Израиля.

Байден подтвердил в своей статье свою верность всем трём позициям, признав походу, что, будучи президентом он вынужден держаться подальше от России и Китая.

Как он сам выразился:

«Как президент, я работаю над тем, чтобы наша страна была сильной и безопасной. Мы должны противостоять агрессии России, поставить себя в наилучшее положение, чтобы превзойти Китай, и работать над большей стабильностью …».

Он пообещал своим прогрессивистским читателям, что будет держать в напряжении Саудовскую Аравию (и Израиль). Как он выразился:

«Мои взгляды на права человека ясны и неизменны, основные свободы всегда остаются в моей повестке дня, когда я путешествую за границей. Так будет во время этой поездки [в Саудовскую Аравию], а также в ходе поездки в Израиль и на Западный берег [термин, используемый недругами Израиля в отношении Иудеи и Самарии — прим. переводчика]».

Политика Байдена по поддержке ООП за счет Израиля потерпела неудачу ещё 22 года назад, когда палестинские арабы отвергли так называемое решение о двух государствах на мирном саммите в Кэмп-Дэвиде.

С тех пор оно продолжает неизменно терпеть неудачу. Тем не менее, Байден упорно поддерживает его, чтобы успокоить критикующую Израиль прогрессивистскую базу Демократической партии.

Напротив, политика Байдена в отношении Саудовской Аравии и Ирана терпит неудачу впервые. Последствия этих неудач для Соединенных Штатов, для союзников США и для региональной стабильности и безопасности являются катастрофическими. Тем не менее Байден пообещал в своей статье придерживаться прежнего курса.

Решение Байдена превратить в 2018 году убийство бывшего офицера саудовской разведки и сотрудника Washington Post Джамаля Хашогги в важнейшее событие в американо-саудовских отношений было иррациональным со стратегической точки зрения.

Хашогги не был диссидентом в традиционном смысле этого слова. Мухаммед бин Салман (МБС) взял на себя роль наследного принца, отвечающего за повседневное управление королевством, в 2017 году. Одним из первых серьёзных усилий, предпринятых им, стала защита Саудовской Аравии от джихадистских террористических группировок и «Братьев-мусульман».

В числе прочего это потребовало очистки саудовских спецслужб от сторонников и пособников террора. Хашогги, имевший теплые отношения с Усамой бен Ладеном, а во время своего пребывания в Вашингтоне ещё и тесно сблизившийся с Катаром, одновременно являющимся столицей «Братьев-мусульман» и главным спонсором суннитских террористических группировок, был одним из тех террористов, от которых МБС решил избавиться.

Поэтому, хотя убийство Хашогги в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле в 2018 году, безусловно, было жестоким преступлением, трудно понять, почему прогрессивистская база Демократической партии решила превратить Хашогги в этакого «Солженицына» и «Мать Терезу» одновременно.

Последствия политики Байдена, превратившей Мухаммеда бин Салмана в политического изгоя, стали для Соединенных Штатов катастрофическими. Вместо того, чтобы начать умолять о прощении или уволить своего сына, король Салман, а затем и МБС максимально расширили связи Саудовской Аравии с Россией и Китаем, еще больше подорвав позиции Америки как ведущей державы в регионе.

Решение Байдена демонизировать Мухаммеда бин Салмана за его предполагаемое участие в убийстве Хашогги, несмотря на то что МБС направил Саудовскую Аравию по-новому, антиджихадистскому, модернистскому курсу, нельзя назвать прагматичным. Но оно стало настоящим безумием на фоне решения Байдена проводить прямо противоположную политику в отношении Ирана.

Мало того, что Иран ведет опосредованные войны против Соединенных Штатов и их союзников в регионе с помощью своих террористических армий и разрабатывает ядерное оружие, он уже несколько месяцев открыто работает над организацией убийств высокопоставленных американских чиновников на территории США.

И несмотря на всё это, тот самый Байден, который нанёс колоссальный ущерб американо-саудовскому альянсу, обвинив Мухаммеда бин Салмана в убийстве, развернул интенсивную политику умиротворения в отношении кровожадных иранских главарей, политику, которая катастрофически подорвала доверие к Соединенным Штатам со стороны их региональных союзников.

Хуже того, по словам представителя Байдена по переговорам с Ираном Роберта Малли, политика Байдена в отношении Ирана фактически превратила режим аятолл в ядерную державу. В интервью NPR на прошлой неделе Мэлли сказал, что у Ирана уже есть достаточное количество урана для разработки ядерного оружия, и что Ирану потребуется всего три недели, чтобы собрать бомбу.

Тем не менее, Байден в своей статье продолжил настаивать на том, что его попытки убедить Иран вернуться к ядерной сделке 2015 года, которая проложила Тегерану путь к атомной бомбе, рациональны и успешны, и что он по-прежнему полностью привержен своему курсу.

Всё это подводит нас к Нетаниягу.

Байден представил свою поездку в Израиль и Саудовскую Аравию как едва ли не важнейшее событие в анналах регионального миротворчества. По его словам,

«…в пятницу я… стану первым президентом, который вылетит из Израиля в саудовскую Джидду. Это путешествие также станет первым символом зарождающихся отношений и шагов к нормализации отношений между Израилем и арабским миром, над углублением и расширением которых работает моя администрация».

Нетаниягу использовал прямой рейс Байдена в Саудовскую Аравию из Израиля в качестве отправной точки для того, что фактически стало его ответом на статью и политику Байдена. Как и Байден, основная целевая аудитория Нетаниягу не была международной. Израильские избиратели пойдут на избирательные участки для избрания нового Кнессета и нового правительства в ноябре.

Говоря на иврите, Нетаниягу использовал свои замечания, чтобы провести контраст между собой и временно исполняющим обязанности премьер-министра Яиром Лапидом, который отказывается возражать против какой-либо политики Байдена, будь то в отношении Ирана, Саудовской Аравии, Иерусалима или Иудеи и Самарии. Тем не менее сообщение, которое Нетаниягу передал саудитам, американцам и всему миру, было прямым и ясным.

Нетаниягу приветствовал слова Байдена, о перелёте из Тель-Авива в Джидду. Но он поместил поездку Байдена в реальный исторический контекст.

В 2017 году тогдашний президент Дональд Трамп стал первым человеком, который открыто прилетел из Эр-Рияда в Израиль. И в то время, как Байден примет участие в рутинном заседании Совета сотрудничества стран Персидского залива во время своего визита в Джидду, Трамп и МБС совместно организовали беспрецедентную контртеррористическую конференцию с арабскими лидерами, на которой Трамп призвал свою аудиторию «изгнать» исламских террористов со своей территории.

Вспомнив о перелёте Трампа, Нетаниягу обратил внимание на отвергнутого наследного принца Саудовской Аравии.

«Сегодня я хотел бы выразить свою признательность наследному принцу Саудовской Аравии Мухаммеду бин Салману»,

— начал Нетаниягу.

«Я хотел бы выразить свою признательность за его вклад в достижение четырех исторических мирных соглашений, которые мы заключили — соглашений Авраама».

Нетаниягу объяснил, что именно решение Мухаммеда бин Салмана разрешить полеты в Израиль над воздушным пространством Саудовской Аравии стало началом нормализации отношений между Израилем и Саудовской Аравией, а также арабским миром в целом.

Другими словами, Нетаниягу ясно дал понять, что МБС является партнером, а не преступником.

Затем Нетаниягу пообещал выйти за рамки уже сложившейся нормализации и установить формальные мирные отношения между Израилем, Саудовской Аравией и другими арабскими государствами, если избиратели вернут его к власти в ноябре. Наконец, Нетаниягу объяснил основы мирных отношений, которые он установил с арабскими государствами.

«Я знаю, что многие лидеры арабского мира доверяют мне. Они считают, что под моим руководством у Ирана никогда не будет ядерного оружия. Эта последовательная позиция в значительной степени способствовала достижению соглашений Авраама. И это позволит мне, как вашему представителю, расширить число тех, кто выбрал мир».

Иначе говоря, в полной противоположности подходу Байдена, утверждающего, что его политика запугивания и демонизации союзников США при умиротворении Ирана является путем к миру, Нетаниягу объяснил, что основой арабо-израильского мира является сила Израиля и готовность Израиля сделать все необходимое, чтобы заблокировать продвижение Ирана к ядерному арсеналу.

В интервью ведущей израильского 12-го телеканала Йонит Леви, которое транслировалось в среду вечером, возможно, полемизируя с Нетаниягу, Байден заявил, что в крайнем случае он готов применить силу, чтобы помешать Ирану заполучить бомбу.

Тем не менее, учитывая то, что все основные достижения Ирана в области обогащения урана были достигнуты именно с тех пор, как Байден пришел к власти, в свете заявления Малли о том, что Иран является пороговой ядерной державой, и неизменной приверженности Байдена неактуальной ядерной сделке 2015 года, его заявление прозвучало крайне неубедительно.

Байден и его советники смягчили ожидания каких-либо крупных мирных достижений между Израилем и Саудовской Аравией, и они правы. До тех пор, пока прогрессивистская база Демократической партии диктует внешнюю политику Байдена, эта политика будет продолжать терпеть неудачу за неудачей в ущерб региональной безопасности и стабильности, союзникам Америки, стратегическим интересам Америки и её статусу сверхдержавы.

Чтобы добиться успеха, Байден должен последовать примеру Нетаниягу и поменять свою провальную политику на ту, что основана на силе, общих интересах и стратегических реалиях.

Источник на английском — jns
Перевод Александра Непомнящего — Еврейский мир
Июль 2022

👍5
To react or comment  View in Web Client
See comments under original post