Avatar
sashanep

На долгие годы

КАК ГИДЕОН СААР УПРОЧИЛ ДИКТАТ ЮРИДИЧЕСКОЙ НОМЕНКЛАТУРЫ

Специально для "Еврейского мира", перевод статьи адв. Зеева Лева, юридического консультанта «Движения за управление и демократию», о том, ка квопреки обешаниям, Гидеон Саар, став министром юстиции, не только не провёл обещанные им консервативные реформы, но напротив, усугубил и упрочил власть юридических чиновников ещё больше.

...Тот, кто контролирует основные должности в госаппарате, контролирует и всю страну. Поэтому если правым всё же удастся вернуться к власти, им придётся самым коренным образом изменить свой традиционный подход, к слову, в корне отличный от левого и считающий недопустимым вмешательство народных избранников в назначения на должности в государственных службах...


читать полностью:

Адв. Зеев Лев

Министру юстиции Саару была предоставлена уникальная ​​возможность провести в своём министерстве ряд назначений в духе его предвыборных обещаний о консервативных реформах. Увы, на деле, все эти обещания были отброшены в пользу назначений, ещё больше укрепивших радикальный юридический активизм.

«Победа на выборах ничего не стоит, если за ней не следует смена прежнего политического курса, а это возможно лишь в том случае, когда руководство государственных служб готово действовать в русле новой политики».

Этой меткой фразой Эрез Тадмор начинает анализ причин, объясняющих безуспешность попыток реализации в Израиле правого политического курса, в своей книге, пытающейся ответить на извечный вопрос: «Почему вы голосуете за правых, но в итоге получаете левых?»

Современное государство напоминает огромный громоздкий авианосец, оборудованный сотнями систем, которыми управляют десятки тысяч государственных служащих. Считается, что «курс движения корабля» — политическое направление страны — определяет капитан – избранный премьер-министр. На деле, однако, чтобы действительно изменить направление движения всего этого огромного корабля, требуется сотрудничество бесчисленного множества сотрудников на самых разных уровнях, которым не обязательно даже активно противодействовать решению капитана, достаточно лишь не сотрудничать и просто не проявлять инициативы, чтобы в итоге помешать любой попытке изменить курс.

Важнейшим экзаменом истинных намерений политика, избранного ради выполнения данных им обещаний, обычно становится тот момент, когда ему предоставляется возможность провести назначения на должности в государственной службе и в офисах, находящихся в его ведении. На протяжении десятилетий правые раз за разом побеждая на выборах, воздерживались от необходимых кадровых назначений и в итоге лишались возможности реализовать политику, обещанную своим избирателям.

Увы, в последний год мы столкнулись с куда более тревожным явлением — народным избранником, который не только не способствовал назначениям сотрудников, поддерживающих политику, обещанную им накануне выборов, но напротив назначавшим радикальных сторонников противоположного мировоззрения. Причём именно в то министерство, которое в современном Израиле для проведения политического курса является ключевым.

Ещё совсем недавно — буквально в прошлом году министр юстиции Гидеон Саар получил уникальную возможность назначить практически всю верхушку израильского юридического мира — четырех судей Верховного суда, юридического советника правительства, а затем и его заместителя, непосредственно отвечающего за юридическую сторону решений правительства и продвигаемых им законов.

Увы, раз за разом вместо того, чтобы использовать эту исключительную ситуацию и наконец назначить на все эти должности сторонников правого курса, которые могли бы начать продвигать в судебной системе те самые изменения, которые были обещаны Сааром в канун выборов, он в лучшем случае назначал на эти должности людей далёких от правых позиций, а то и вовсе совсем радикальных левых.

Так, например, ни один из четырех судей Верховного суда, назначенных Сааром, не является по-настоящему носителем консервативных позиций. Напротив, трое из них являются откровенными и радикальными сторонниками судейского активизма. Это и судья Рут Ронен — флагман левого радикализма, и судья Кабов, которого прежняя министр юстиции Айелет Шакед отказалась в своё время назначить именно за его приверженность судейскому активизму, и судья Йехиэль Кашер, который, согласно отчетам комитета по назначениям убеждён в том, что сфер, в которые не мог бы вмешаться суд просто не существует, напрочь игнорируя вопрос о разделении полномочий ветвями власти и важнейшее условие демократии — необходимость системы сдержек и противовесов.

Стоит ли удивляться тому, что, когда пришло время для избрания юридического советника правительства, вместо назначения правого консервативного юриста, который бы занялся осуществлением предвыборного обещания данного Сааром о разделением полномочий этой должности — министр юстиции предпочёл агрессивно продвигать кандидатуру Гали Бахрав-Миара, представительницы существующей системы, по меньшей мере, не замеченной в приверженности к консультативной сдержанности.

И точно также, когда же перед Сааром встал вопрос о назначении заместителя юридического советника правительства, он выбрал на эту должность бывшего главу армейской прокуратуры Шарона Афека. Да-да, того самого Афека, о котором премьер-министр Беннет однажды с горечью сказал, что «наши бойцы больше боятся Афека, чем главу ХАМАСа Синуара», намекая на жесточайшие ограничения, навязанные Афеком армии, которые практически лишили, солдат возможности не только эффективно выполнять боевые задачи, но и просто защищать самих себя.

На самом деле, речь тут совсем не только о правизне и левизне. Будучи главой армейской прокуратуры, Афек наглядно доказал, что является радикальным активистом во всём.

В том числе и в абсолютной уверенности, что ему государственному чиновнику позволено грубо и безапелляционно продвигать свою политическую повестку, используя служебное положение без каких-либо колебаний и сомнений.

Так, например, Афек разрешил солдатам ЦАХАЛа участвовать в демонстрациях ЛГБТ и «парадах гордости», несмотря на существующий для армейских служащих строгий запрет принимать участие в каких-либо политических акциях и мероприятиях.

Иначе говоря, Шарон Афек — это человек, который изначально пришёл на должность заместителя юридического советника правительства с конкретной и активно продвигаемой повесткой, полностью противоречащей любым правым обещаниям, которое когда-либо давал Гидеон Саар, и более того, уже доказавшим на предыдущей должности свою безапелляционную готовность использовать полномочия для продвижения собственной радикальной программы.

Урок для правых партий и их избирателей ясен — политический курс может быть достигнут лишь через соответствующие назначения. Тот, кто контролирует основные должности в госаппарате, контролирует и всю страну. Поэтому если правым всё же удастся вернуться к власти, им придётся самым коренным образом изменить свой традиционный подход, к слову, в корне отличный от левого и считающий недопустимым вмешательство народных избранников в назначения на должности в государственных службах.

Напротив, важнейшим критерием для любого правого народного избранника должна стать способность, исправляя сложившуюся ситуацию, быстро и решительно заменить чиновников, являющихся креатурами левых и не согласных с повесткой нового правительства на активных сторонников правого курса.

Иначе любая победа правых на выборах окажется вновь лишённой смысла.

Адв. Зеев Лев — юридический советник «Движения за управление и демократию»

Источник на иврите — MIDA
Перевод Александра Непомнящего — Еврейский мир
Июль 2022

To react or comment  View in Web Client
See comments under original post